Vinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo Slider

Рассылка новостей

Пустой квадрат













Татьяна Ильинична Чевина

(из книги «Автопортрет», 2012г.)

Судьба

Судьба невидимой рукою
Сплетает жизни полотно:
То основанье кружевное,
А то вдруг грубое сукно.

В мой день рождения метели,
Снежинок дружный хоровод
Мне за окошком песни пели
И приближался Новый год.

Судьба цвет неба голубого
И лучик солнечный вплела
В рисунок детства золотого,
Раскрасив бисером тепла.

А юность яркую свиданьем
Расшила. Первую любовь
Разбавив разочарованьем,
Мне шанс дала влюбиться вновь.

Непрочной нитка оказалась
Семейных уз, но все ж она
Две ветки мне нарисовала
На светлом фоне полотна.

То дочь и сын – моя опора,
Моя тревога и печаль,
Источник счастья неземного,
Надежды луч, манящий вдаль.

Друзья надежные встречались,
Враги кружили вороньем…
Забыто зло. Добра остались
Следы на полотне моем.

Блестит златыми куполами
Раскрашенный простор души
И звонкими колоколами
Переливается в тиши.

Цветы поэзии, искусства
И прикладного мастерства
С любовью расцветают густо
По самой кромке полотна.

Судьба портрет нарисовала,
Вложив в него тепло и свет,
Добро, терпенье, труд немалый
За пятьдесят прошедших лет.

Сенокосная пора

Лето. Пора сенокоса настала,
Свежей прохладой пахнуло с полей,
Лишь на востоке заря заиграла,
Косы запели в руках косарей.

Росы хрустальные травы умыли,
И разнотравия вспыхнул костер,
Вот я вхожу в эти волны густые,
Будто бы в сказочный райский шатер.

Взмах косаря, и другой, и десятый,
Головы травы склонили свои,
Чтобы отавой густой, не примятой
Снова подняться из этой земли.

Вечером песня в лугах раздается.
Ах, сенокосная эта пора!
Запах хмельной по округе прольется,
И не уснуть нам опять до утра.

Сварщица

Фейерверк огней сверкает ярко
В заводских цехах то тут, то там.
Это производственная сварка,
Намертво скрепившая металл.

Думаешь, профессия мужская,
Ближе подойдешь, воскликнешь: «Ой!»
Сварочную маску поднимая,
Девушка стоит перед тобой.

Взгляд девчонки – неба голубее,
А улыбка – ласковее нет,
Пусть в брезент одета, но милее
Девушки не видел  целый свет.

Сварочный держак в ее ладони
По металлу пробежал, и вот –
С стапеля готовые вагоны
По путям уйдут за поворот.

Побегут вагоны по России.
Посторонним людям не понять,
Как девчонка с взглядом нежно-синим
Сварку в цехе может покорять.

Честь и слава женщинам-рабочим,
Что огонь сумели укротить,
Нежным, хрупким и красивым очень,
Сильным и умеющим любить.

* * *

Купола на храмах – золотые,
В душах – маловерия лишь мрак,
Ведь десятилетьями в России
Истребить пытался веру враг.

Венценосную семью под корень
Вырубили, Бога не боясь,
И священников в ГУЛАГе вровень
Ставили с убийцами, смеясь.

И с Варварою Елизавету
В Алапаевскую шахту враз,
Следуя «новейшему» завету,
Сбросили, чтоб выполнить приказ.

Сельские церквушки и соборы
Закрывались, грабились и жглись,
И стенали древние иконы,
Страстотерпцев слезы пролились.

Как бы ни старался враг коварный
Замаскировать свои дела,
Получалось грубо и бездарно,
Слава Богу, власть его прошла.

Больше он не властвует над миром,
Христианским миром, хоть порой
Он шипением своим змеиным
Нам напоминает – есть такой.

Есть такой – раз люди маловерны,
Но чтоб веры истребить врага,
Попытаться надо нам, наверно,
Храмы в душах строить на века.

* * *

По оврагам дальним, косогорам
Ягодный, душистый аромат
Проплывет дурманящим напором
И заманит в сеть свою девчат.

Белые косынки по-над лугом,
Как ладьи по шелковым волнам,
Медленно плывут, плывут по кругу,
Не хотят причалить к берегам.

Солнышко июньское ласкает,
Гладит плечи, руки и лицо.
Щедро красно лето награждает,
Все в природе буйно расцвело.

Жаль, что это время золотое
Жизни быстротечная река
Унесет. Но вспомнятся порою
Лета шелковистые луга.

Вот из лета в осень жизнь уходит,
Но грустить не стоит, и тогда
В разноцветном, ярком хороводе
Нас закружит памяти волна.

Вновь вернемся в лето, юность нашу,
Где духмяный аромат с лугов,
Молодым вином наполним чашу
За друзей, за счастье, за любовь.

* * *

Старый дом и ставенки резные
Заметает тихо снегопад,
Но сюда из разных мест России
Письма с телеграммами летят.

Не одно военных поколенье
Выросло за долгие года.
В этом доме женское терпенье,
Как отвагу, ценят сыновья.

В доме том старинная голландка,
Как музейный экспонат, стоит.
В действии, натопленная жарко,
Память прошлого она хранит.

На стене, как в выставочном зале,
В рамках фотографии висят,
Целая эпоха перед нами,
Лица молодых совсем ребят.

Вот в буденовке боец безусый,
Портупея, шашка на боку,
Рядом девушка с косою русой
Нежно прижимается к нему.

А на снимке рядом – пограничник,
Лейтенант заставы молодой,
Подготовки боевой отличник,
Скоро примет первый страшный бой.

И по фронтовым дорогам смело
Он пройдет, храня отца наказ:
«Честь храни, Россию. Наше дело
Правое. И ждет победа нас!»

Вот десантник в краповом берете,
Он прошел Афган  и в трудный час
Знал, что он пред Родиной в ответе
За судьбу солдат, за всех за нас.

На последнем снимке надпись «Грозный.
Лето. Девяносто пятый год».
И боец-спецназовец серьезный
Из развалин города встает.

Из потомственной семьи военных,
Знает он: призвание его –
Веру, честь хранить и, несомненно,
Защищать Отечество свое.

Пусть потомки мирные ракеты
В небо запускают. Коль война
В двери постучит, то знают деды,
Что Россия доблестью сильна!


Марина Посеева

(из журнала «Ковчег» № 28, 2012г.)

 * * *
Я тебя закидаю стихами,
Мой далекий, но искренний друг.
Ну и пусть километры меж нами –
Сердца доброго слышу я звук.
Ты читай, ну а хочешь – в сторонку
Отложи эти строчки души.
Я не буду неволить вдогонку,
Радость грустью не буду тушить.
Или, может, тоска обуяла?
Тогда счастья кусочек пришлю,
Чтоб душа твоя горя не знала,
О любви для тебя сотворю…

* * *
Я учусь писать у Ахматовой.
Жив поэт, пока живы строки.
За окном от луны все матово.
Снова рифмы мои одиноки.
Я учусь писать у Есенина
О любви, о родимом доме.
Настроение вновь весеннее
В сладко-радостной той истоме.
Я учусь у алмаза Франции,
У Гюго, разбираться в душах,
Ну, а Бунин природы грацию
Дал понять и заставил слушать…

Зыково

Шум поездов напоминает детство,
С подружкой Людой доброе соседство
И полный сад антоновки и вишен,
Берез высоких листьев гомон слышен.
И снится мне та длинная дорога,
Ведет что к магазину понемногу.
Там детство проходило только летом.
Делились там впервые мы секретом.
А бабушка ждала к себе нас в гости.
И не было ни зависти, ни злости.
Походы к речке, долгие прогулки,
Знакомые тропинки, закоулки,
Венков плетенье, игры на асфальте,
Набор загадок – только разгадайте!
Велосипеды, старые вагоны,
Буренок и овечек перегоны.
Мне Зыково навек запало в душу.
Шум поездов мне б слушать, слушать, слушать…

Старый дом

Полы скрипят. Здесь пахнет стариной.
Там сундуки, забытые княжной,
Портреты, полки с книгами, кисет.
Вот потайная комната-секрет.
Вокруг аллеи, вишни и цветы.
Здесь на скамье его, ее мечты…
Забыто все, не слышен сердца стук.
Хозяин в старом доме лишь паук.

* * *
О любви не хочу писать –
Пусть ее восхваляют дети.
Сердцем только б ее узнать,
И слова не важны, поверьте.
О любви я не стану лгать,
Разукрасив ее напрасно.
Мне б душою ее понять
И забыть, как печаль ужасна.
О любви тишина молчит.
Ей красиво танцует ветер.
А любимый о ней кричит,
Все стихи позабыв на свете.


Тамара Павловна Рузанкина

(из журнала «Ковчег» №30, 2013г.)

Ожидание весны

Ну, наконец-то солнца луч
Все озарил теплом и светом,
Мы так устали от зимы,
Что рады всем весны приметам.

Разноголосье звонких птиц,
И крики детворы на горке,
Все больше загорелых лиц
И головных уборов тонких.

Весна идет, ее приход
Мы слишком долго ожидали,
Холодный март, пурга, метель –
Как мы от этого устали!

Скорее прочь, хандра, тоска
И серое зимы ненастье,
Приди, тепло, капель, весна
И все, что нужно нам для счастья!

Весна

Звенит капель, ручьев поток,
Скворцов веселый гомонок,
И первый слабенький росток
Сквозь хрупкий лед пробиться смог.

А по холодным лужам вскачь
Шагает остроклювый грач.
Все освещает солнца свет,
Прощай, зима! Весна, привет!

Нам

Пусть не пугают поседевшие виски,
Важнее – не испытывать тоски
По тем годам, ушедшим безвозвратно,
Ведь нам не суждено попасть обратно
В тот светлый мир желаний и забот,
Когда не устаешь ни от каких работ,
И все стремительно и аккуратно.

А посему не стоит вожделеть
Того, что никогда не возвратится,
Все существо пусть к новому стремится,
А прошлое – лишь в памяти иметь.
Пусть прошлое останется в тени
Туманных, серых, скучных буден,
А в будущее с лучшим мы прибудем,
Неся тепло и солнечные дни!

* * *
Ну вот и все… Настал тот миг,
Где одиночество как крик
В пустыне, даже меж людей,
Но нет тебя – нигде, нигде.

Ушли мечты, надежды, смысл,
Что заставляло биться мысль,
Творить, дерзать, желать, хотеть,
Пусть многого и не иметь,
Но все равно стремиться ввысь.

Все кончено – остановись,
И миг, и время – все ушло,
Лишь лента старого кино
Хранит ту память прежних лет –
Все то, что суета сует.

По Волге

Ах, волжские плесы,
Дома у откоса,
Волны переливы
И лодки в заливе.

Рыбацкие сети
Развешены густо,
Бескрайние степи,
Но вовсе не пусто.

В холмистой равнине
Ковыль серебрится,
А в небе высоком
Слетаются птицы.

К отлету готовятся
В теплые страны,
От отчего дома,
Богатого стана.

И мы проплываем
По серой и синей,
По главной и древней
Дороге России.

Деревни и храмы,
Поселки, заводы,
Картины меняет
Живая природа.

Восходы, закаты,
Луны отраженье,
Понять и осмыслить
Спешит воображенье.

Ракушечник серый
На стенах у шлюза,
На палубе – с неба
Упавшая лужа.

И звон колокольный
Престольного храма
Напомнит о доме,
Родных и о маме.

Но ветром сгоняет
Упрямые волны,
В каюту сойдем,
Впечатления полны.

Еще не закончен
По Волге маршрут,
И дали речные
Нас манят и ждут!

Июль

Утро. Раннее утро.
Лишь забрезжит рассвет –
Тишина и прохлада,
Зноя жгучего нет.

Щебет птиц не тревожит,
Все в дремоте с утра.
Для рыбалки, быть может,
Наступает пора.

Даже слабого ветра
Не проносится тень.
Значит, вновь будет жарким
Этот нынешний день.

И напрасно природа
Обновления ждет:
Туча на небосводе,
Только дождь не пойдет.

Creampie
Threesome
Creampie
Orgy
Orgy
Blowjob
Threesome
Anal
Orgy
Threesome